Nord wind 1 9 9 3

«Каждый атом твоего тела произошел от взорвавшейся звезды. 
И, возможно, атомы твоей левой руки принадлежали другой звезде, не той, из которой атомы правой. Это самая поэтичная вещь, которую я знаю о физике: мы все сделаны из звездной пыли. Вас бы здесь не было, если бы звезды не взорвались, потому что химические элементы - углерод, азот, кислород, железо, все, что нужно для зарождения эволюции и для жизни, не были созданы в начале времен. Они были созданы в ядерных топках звезд, и, чтобы превратиться в ваши тела, звезды должны были взорваться»
Лоуренс Краусс



 


 


 


 

Sense

yourlastday:

- Сейчас пытаюсь написать песню от лица Дьявола, - десятки суббот назад сказал один ангелоглазый музыкант. - Как он думает, что чувствует. 
- Мне кажется, ему невыносимо скучно. 
- Во-о-от. И я об этом же.
А я в свой двадцать первый наркотический февраль была Вселенной. И ей было невыносимо тоскливо.
Я живу в мире бесконечного ничего. Здесь что угодно можно поставить под сомнение. И дело даже не в нигилизме или скептическом подходе к некоторым вопросам. А в том, что можно опровергнуть даже сам нигилизм отсутствием в нем смысла. 
Потому что смысл появляется только тогда, когда мы хотим оперировать простыми понятиями. Возьмем, к примеру, время. Думаете, оно существует? Дело в том, что что бы не доказывали физики, можно с легкостью представить, что его нет, и никто не сможет это опровергнуть. Ведь книжные персонажи тоже движутся во время прочтения, тем не менее, вся их судьба существует вечно и одномоментно - в ваших руках, держащих книгу. А вдруг и с нами также? Вдруг существует тысяча пластов нас же самих, нашего мира, который далеко не трехмерен? Вдруг время - всего лишь еще одна координата, на которой стоит одна из бесчисленных точек вектора жизни? Слово "время", также, как и его определение, придумали люди для упрощения собственного существования и для построения хоть каких-то физических законов и моделей.
А мне вот нравится загоняться и все усложнять.
Или любовь. Иногда смотрю на него, и меня словно поток света подхватывает, а иногда - я совершенно ничего не чувствую. Я только расчетливо знаю, что он мне нужен, что иначе не смогу даже дышать. Но в душе - ничего. В такие моменты и его слова о любви кажутся лживыми и горько-солеными. Как ты можешь утверждать, что твоя любовь есть, если ее не существует априори? Потом я раскаиваюсь. И эти американские горки с n-количество подъемов и рывков в бездну продолжаются.
Кто-то придирчивый может упрекнуть меня в двуличии - как я могу утверждать, что времени нет, а потом употреблять слово "продолжаются"? А ведь мне тоже приходится оперировать человеческими понятиями, чтобы донести мысль. Мысли есть даже у Вселенной. 
Мысль. Смысл. До истинной анаграммы не хватает не букв, а существования второй сущности.

 

21.12.17